Theodor Kärner

Теодор КЕРНЕР

Теодор Кернер (Theodor Kärner) / [10.1.1884 Хоенберг — 6.9.1966, Мюнхен]

Теодор КЕРНЕР

Теодор Кернер (Theodor Kärner) / [10.1.1884 Хоенберг — 6.9.1966, Мюнхен]

В начале этой статьи мне хотелось бы отметить то счастливое для скульптора обстоятельство, что род его происходил из старой «фарфоровой династии». Теодор Кернер родился в Баварии 10 января 1884 года в маленьком городе Hohenberg der Eger (Хоенберг на реке Егер). Его отец  работал на фарфоровой фабрике Hutschenreuther (Хутченройтер), основанной ещё в 1814 году художником Карлом Магнусом Хутченройтером. Заложенное с самого детства трепетное отношение к художественному ремеслу в высшей степени благоприятно отразилось на всём творчестве Кернера. Уже ребенком будущий скульптор проявил особенный талант рисовальщика. В 1898–1903 годах он учится профессии модельщика на фабрике Хутченройтер, а в 1906 году вся семья Кернера переезжает в Мюнхен.

Самым знаменитым представителем стиля нео-барокко в Мюнхене в начале 20 века считался скульптор Вильгельм фон Рюманн (Wilhelm von Rümann, 1850–1906), с 1887 года профессор скульптуры мюнхенской Академии, которого очень высоко ценил правящий принц-регент Баварии. В стилистической противоположности ему был «художественный отец» Мюнхена, Адольф фон Гильдебранд (Adolf von Hildebrand, 1847–1921), который не признавал иного стиля, кроме позднего классицизма. Нео-барочный стиль работ Кернера сформировался в годы обучения в Баварской школе прикладного искусства Мюнхена. Он посещает классы скульптуры профессора Генриха Вадере (Heinrich Waderé, 1865–1950) и профессора Антона Пруски (Anton Pruska, 1846–1930), который преподавал декоративную скульптуру (в том числе анималистику) и орнамент.  Затем Кернер как вольнослушатель посещает мюнхенскую Академию искусств.

Вильгельм фон Рюманн Фрагмент памятника кайзеру Вильгельму, 1893 Адольф фон Гильдебранд Скульптура Филоклета, 1886 год
Вильгельм фон Рюманн
Фрагмент памятника кайзеру Вильгельму, Рюманн, 1893 год
Адольф фон Гильдебранд
Фигура Филоклета, Гильдебранд, 1886 год
Генрих фон Зюгель
                              Генрих фон Зюгель

Главным учителем Теодора Кернера был знаменитый немецкий анималист Генрих фон Зюгель (Heinrich von Zügel, 1850–1941), который руководил двумя классами в Академии – для художников и для скульпторов. О неустанном желании продолжать учиться, к тому времени уже много лет работающего «в профессии» скульптора Кернера, говорит тот факт, что позднее он поступил на вечерние курсы академии в 1918–1921 годах. Трудолюбие и талант вызывали у преподавателей чувство большого к нему уважения. И уже после 2-х семестров обучения ему было позволено иметь отдельную мастерскую. По его собственному признанию, Кернер провел в общей сложности 14 семестров в Академии, в 1914–1915 годах и 1920–1921 годах.

Но вернемся в 1905 год. Только что закончивший обучение и никому не известный Теодор Кернер получает предложение от директора фарфорового завода Nymphenburg (Нимфенбург) сделать скульптуру для весенней ярмарки и в случае успеха – место скульптора на фабрике. Когда скульптура «лесная куница», выполненная в натуральную величину, принесла неожиданный успех заводу на Лейпцигской весенней ярмарке,  Альберт Боймль (Albert Bäuml), директор завода, выполнил своё обещание: 15 апреля 1905 года скульптор получил место на фабрике Нимфенбург.

Академия Искусств, Мюнхен, 1900

Академия Искусств, Мюнхен, 1900

В студенческие годы баварская столица стала ему второй родиной. До 1930 года он живёт сначала у родственников на Ferdinand-Maria Straße Nr. 211. Мастерская находилась в это время на вилле доктора Зольнера, в том же районе, на Malsenstraße Nr. 43. Позже скульптор переезжает на Schluderstraße, где квартира и мастерская были объединены вместе, и живёт там с конца войны и до самой смерти. Ему неоднократно предлагали место профессора в Мюнхенской Академии, но Кернер всякий раз отказывался. 20 Апреля 1938 года 54-летний Теодор Кернер получил звание профессора, скорее  всего по соображениям политическим. В Мюнхене у него много близких по духу и интересам друзей:  Лутц Хек (Lutz Heck), известный зоолог и директор мюнхенского зоопарка, доктор Адальберт Зольнер (Adalbert Zöllner) – начальник одного из отделений филиала Rosenthal в Мюнхене и художник Франц Ксавер Шталь (Franz Xaver Stahl, 1901–1977). В этой связи надо отметить ещё одного скульптора, который был младше Кернера на один год, художника и рисовальщика Вильгельма Нойхаузера (Wilhelm Neuhäuser, 1885–1960). Он был дружен с Кернером ещё с той поры, когда они посещали сначала  Баварскую школу прикладного искусства и позже вместе Академию. Затем они были учениками профессора Генриха фон Зюгеля. Как и Кернер Нойхаузер был штатным сотрудником фарфорового завода Нимфенбург. Для него он создал между 1911 и 1912 годами 16 «звериных скульптур».

Мышь, Нойхаузер, [Нимфенбург, 1906] Ворон, Нойхаузер, [Нимфенбург, 1911]
Мышь, Нойхаузер, [Нимфенбург, 1906]
Ворон, Нойхаузер, [Нимфенбург, 1911]

Павлин, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1906]

Павлин, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1906]

Более чем 40 сантиметровая в длину фигура павлина, которую скульптор Теодор Кернер создал в возрасте 21 года, сегодня считается одной из наиболее известных и выдающихся фигур фарфорового завода Нимфенбург. Элегантная форма птицы подчеркнута искусной подглазурной живописью, техника нанесения которой была доведена до совершенства ещё в начале 20 века. В этой технике краска наносится кистью или аэрографом сразу же после первого обжига, но до того как скульптура погружается в глазурь. После обжига, слои определенного цвета получаются прозрачными и смешиваясь друг с другом образуют тонкие цветовые градации. Богатство оттенков в оперении павлина – характерный  результат этого метода живописи.

В 1917 году на фабрике Нимфенбург планировался выпуск одной необычной модели вне серийного выпуска. Это должна была быть фигура большого орла, сидящего с распростёртыми крыльями на постаменте, который был декорирован дубовыми листьями – символом воинской чести и доблести. Над заказом работал Теодор Кернер  и скорее всего это был специальный заказ, так как был довольно затратен для сравнительно небольшого производства и вряд ли исходил от самой фабрики. С другой стороны, несколько странно делать скульптуру как «знак победы» во время уже почти проигранной войны…. Так как орёл как геральдический символ чужд  Баварии, можно предположить, что орёл должен был выглядеть как «имперский». Как бы то ни было: от модели Кернера сохранилась лишь незаконченная, но подписанная и датированная 1918 годом модель. Она хранится в архиве фабрики.

Серая сова, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1905] Японский хин, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1912]
Серая сова, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1905]
Японский хин, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1912]
Otto Pelka, Keramik der Neuzeit, Leipzig 1924

Otto Pelka, Keramik der Neuzeit, Leipzig 1924

Не подлежит сомнению, что особенный «стиль Нинфенбурга» в изображении животных в основном сформировался благодаря работам Теодора Кернера. Стиль этот был замечен и соответствующим образом оценён современниками. Превосходный специалист по фарфору доктор Отто Пелька (Otto Pelka) в появившейся в 1924 году книге Keramik der Neuzeit («Керамика современности») писал:  «…цвет и форма совершенны. Животные и природа вправе быть востребованными и в искусстве. Чуткое взвешивание всех требований важны для искусства Кернера. И если оценивать его богатый творческий путь, то станет ясно, что он сумел блестяще смягчить натурализм формы до той степени, когда он не нарушает общего художественного восприятия».

Теодор Кернер создал в период с 1905 по 1918 год для фабрики Нимфенбурга 88 моделей. Если представить себе, что между 1905–1921 годами на Нимфенбурге в целом было выпущено 155 скульптурных моделей, то вклад именно Теодора Кернера в развитие завода смело можно считать наиболее значительным.

Прежде чем закончить главу «Нимфенбург» в жизни Кернера, я хотел бы особо отметить ряд фактов, которые собственно и поставили точку на этом периоде его жизни. Как штатный сотрудник мануфактуры он получал в течение нескольких лет перед Первой мировой войной в высшей степени скромный месячный заработок в размере 120 золотых марок. К примеру, зарплата молодого учителя в народной школе была 100 марок. По причине «низкой заработной платы, унижающей его как художника» Кернер заявил о своём уходе в 1918 году, на что Альберт Боймль, директор фабрики, покровительственно заметил, что Кернер наверняка нигде не найдёт другую постоянную работу как скульптор-анималист. Когда же Боймль понял, что зашёл слишком далеко и намерение Кернера уйти с фабрики серьёзно, он обещал увеличить его оклад втрое. Тем не менее, Кернер настаивал на немедленном окончании его контракта с фабрикой.  Далее произошло неприятное, но вполне объяснимое – директор, который понимал, очевидно, очень мало в искусстве, но в коммерческих вещах разбирался прекрасно, обвинил скульптора в том, что он якобы потребовал с заказчика для одной своей модели двойную плату. В этой истории, естественно, все обвинения против Кернера были выдуманы, с тем чтобы вообще не заплатить скульптору положенного гонорара. Речь идёт о выполненной им в 1918 году скульптуре лежащей пумы (модельный номер 560).

Полученное оскорбление художник не забыл до конца жизни. К счастью, скоро в его карьере произошли значительные и благоприятные изменения…

Лежащая пума, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1918]

Лежащая пума, Теодор Кернер, [Нимфенбург, 1918]

 

Следующий большой творческий этап в жизни Теодора Кернера связан с Porzellanfabrik Rosenthal A.G.

Филипп Розенталь

Филипп Розенталь

Королевский баварский тайный коммерции советник, доктор  Филипп Розенталь (Philipp Rosenthal, 1855 – 1937), который долгое время был другом скульптора Теодора Кернера, предложил ему место внештатного сотрудника на руководимой им одноимённой фабрике в Верхней Франконии. Кернер с радостью принял это предложение. Достоин упоминания тот факт, что Филипп Розенталь часто дарил клиентам медальон со своим барельефом. Медальон, который сделал для него Теодор Кернер.

Königlich-bayerische – Kgl. Bayer. Kommerzienrat – Королевский баварский коммерции советник. Почётный титул коммерции советника (Kommerzienrat) существовал в Германской империи до 1919 года.  Им награждались предприниматели, но только если они сделали значительные «пожертвования для общего блага» (Stiftungen für das Gemeinwohl). Следующая степень в «табели о рангах» — тайный коммерции советник (Geheime Kommerzienrat) давала его обладателю право быть принятым при дворе, то есть сам награждённый, а также его жена и его дети могли быть допущены к участию в публичной жизни княжеского двора.

Сервиз Мария, Ф.Розенталь Сервиз Донателло, Ф.Розенталь
Сервиз «Мария», Ф.Розенталь
Сервиз «Донателло», Ф.Розенталь

Филипп Розенталь был не только одним из самых успешных предпринимателей 20-го столетия, но также и проектировщиком в классическом значении слова, то есть творческим директором. Сервиз «Donatello», выполненный Гансом Гюнтером Рейнстайном (Hans Günther Reinstein) и сервиз «Мария» – были воплощением его идей.

Рождественские тарелки, Кернер, Rosenthal

Рождественские тарелки, Кернер, Rosenthal

 

Щенок таксы мод. № 1247, Теодор Кернер, [Розенталь, 1933] Щенок терьера мод. № 1121, Теодор Кернер, [Розенталь, 1931] Розовый какаду мод. № 653, Теодор Кернер, [Розенталь, 1922] «Задор» мод. № 1524, Теодор Кернер, [Розенталь, 1934]
Щенок таксы мод. № 1247,
Теодор Кернер,
[Розенталь, 1933]
Щенок терьера мод. № 1121,
Теодор Кернер, [Розенталь, 1930]
Роз. какаду мод. № 653,
Теодор Кернер,
[Розенталь, 1922]
«Задор» мод. № 1524,
Теодор Кернер, [Розенталь, 1934]

Лось мод. № 706, Теодор Кернер, [Розенталь, 1930-е годы]

Лось мод. № 706, Теодор Кернер, [Розенталь, 1930-е годы]
Каталог Rosenthal

Теодор Кернер был частым и желанным гостем на вилле Розенталя. 1922 год можно считать датой начала постоянного сотрудничества скульптора с фирмой Розенталь. Филипп Розенталь приобрел производство в Selb в 1917 году, которое хотя и принадлежало ему, оставалось сначала частной собственностью владельца фирмы (ранее Jacob Zeidler & Co., осн. в 1866), но именно с 1922 года на Porzellanfabrik Rosenthal A.G. в полном объёме начался выпуск художественного и декоративного фарфора, а на предметах появилась марка Kunstabteilung  (художественное отделение). В 1924 и 1930 годах на фирме выходят две рождественские тарелки с рисунками Кернера. Его работы были опубликованы в специальном каталоге фирмы, на внутренней стороне которого, на вклеенном ярлыке,  имелось указание о том, что каталог не вручался «третьим лицам, в частности, конкурирующим фирмам».

Деловые отношения с фабрикой  продолжались не меньше 16 лет, с 1918 по 1934 год, и за это время Теодором Кернером были созданы 43 модели. В 1934 году художник отметил своё 50-летие. О любви и уважении к нему можно судить по-особому оформленной витрине магазина Розенталь в Мюнхене.

Витрина Rosenthal 1934 год

Витрина Rosenthal, 1934 год

То, что искусство и политика находятся в тесной взаимосвязи – ни для кого не секрет. Но особенно сильно она выразилось в художественных произведениях 30–40-х годов. Политический заказ коснулся всех сторон жизни. И это особенно видно на примере России и Германии. Театр, кино, декоративно-прикладное искусство, музыка, живопись, скульптура – все направления искусства служили одной цели и одной идее – мировой революции с одной стороны и национал-социалистической идее с другой.

Патриотические тарелки, Кернер, Rosenthal

Патриотические тарелки, Кернер, Rosenthal, 30-е годы

 

Юбилей Rosenthal в 1940 году

Юбилей Rosenthal в 1940 году праздновался под свастикой.

В 1934 году Филипп Розенталь был вынужден иммигрировать из Германии.  Теодор Кернер не был готов продолжать работать на фабрике в рамках новой системы управления, которая была создана в ходе так называемой {tooltip}Ариизация{end-title}Arisierung – политика вытеснения евреев из хозяйственной жизни страны{end-texte}«ариизации»{end-tooltip}.  Его разрыв с фабрикой скорее всего не имел политической базы, а мог быть обусловлен изменившимися как финансовыми условиями, так и методами работы нового руководства со штатными и нештатными художниками. Следующий и, наверное, самый сложный и яркий этап в его жизни – работа на вновь созданной фарфоровой фабрике в пригороде Мюнхена Allach…
Но это тема для новой главы.

Спустя почти 20 лет, в возрасте 69 лет Кернер вновь будет делать модели для фабрики Розенталь и снова как внештатный сотрудник. Начиная с 1953 года скульптор сделал для неё 28 моделей и, если подсчитать все произведения в целом для фабрики, их число составит более 100.

1935 – 1945

Магазин Allach в Варшаве, гостиница «Европейская».
Магазин Allach в Варшаве, гостиница «Европейская».

Магазин Allach во Львове, июнь 1942.

Магазин Allach во Львове, июнь 1942.

Следующую главу в биографии Теодора Кернера можно было бы назвать Porzellan Manufaktur Allach. Во всяком случае так первоначально называлась небольшая фабрика в предместьях Мюнхена. AllachUntermenzing, одна из старейших общин Германии, была включена  в состав Мюнхена в 1938 году. Фарфоровому заводу, который теперь известен как SS Porzellan Manufaktur Allach предшествовало частное предприятие, основанное Францем Надем (Franz Nagy), Карлом Дибичем (Carl Diebitsch) и Теодором Кернером.  Об этом достаточно написано в биографии Франца Надя, одного из основателей фабрики и в материале «История возникновения и идеология». Последующее поглощение фабрики аппаратом СС и переход под контроль Главного административно-хозяйственного Управления СС произошёл в 1936 году, и инициатором процесса вероятнее всего был Карл Дибич, доверенное лицо и личный друг Генриха Гиммлера (Heinrich Himmler). Частная прежде фабрика стала обществом с ограниченной ответственностью (GmbH). Как следствие этого – дом и земельный участок, ранее принадлежавший Францу Надю перешёл также в собственность фабрики, считай в собственность СС.

К 1939 году фабрика расширилась и «разделилась» – фарфоровое отделение находилось начиная с этого времени на территории лагеря СС в Дахау, а керамическое отделение оставалось в München-Allach; Франц Надь работал там и как скульптор и как специалист в области технологий. И Аллах и Дахау, где были обе фабрики Allach, находились рядом с железнодорожными станциями. Это было важно, так как по железной дороге поcтавлялся тот самый каолин (белая глина) – необходимое сырьё для производства фарфора. Использующийся исключительно мануфактурой Allach, он поставлялся из месторождений в Zettlitz (Sedlec) около Карлсбада. В 1937 году открылось первое выставочное помещение фабрики в Берлине. Другие выставочные залы были открыты с началом войны в Познани, Варшаве и Львове.  Любопытно, что в Мюнхене не было ни одного  выставочного зала или офиса продаж фабрики.

Магазин Allach в Варшаве, гостиница «Европейская», фото Narodowe Archiwum Cyfrowe, Польша

Магазин Allach в Варшаве, гостиница «Европейская», фото Narodowe Archiwum Cyfrowe, Польша

Магазин Allach в Варшаве, гостиница «Европейская», фото Narodowe Archiwum Cyfrowe, Польша

По правде говоря, даже по сравнению с фабрикой Нимфенбурга, объёмы выпускавшихся предметов художественного фарфора и керамики были настолько малы, что фабрика Allach была практически неизвестна широким слоям населения. Плюс ещё один важный момент, влиявший на «популярность марки» – изделия Allach принципиально никогда не поставлялись в «обычные» фарфоровые магазины.

Конная фигура офицера СС

Я возьму на себя смелость предположить (пока нет никаких документов, утверждающих обратное), что появление Кернера в качестве главного скульптора Allach напрямую связано с его моделью конной фигуры офицера СС, выпущенной в конце 1934 года на фабрике Розенталя под номером 1549, а затем ставшей первой в модельном ряду мануфактуры Allach. В литературе, посвященной фабрике есть упоминая о том, что велись переговоры с Розенталем о производстве в больших объёмах спецзаказов для Гиммлера с привлечением скульпторов фабрики, но они были безрезультатными. Есть только одна модель, фактически указывающая на то, что такие переговоры действительно были. Скульптура конной фигуры офицера СС была последней из модельного ряда произведённых Розенталем фигур в 1934 году, а уже буквально через несколько месяцев начала работать фабрика в Аллахе и в первом её прейскуранте эта фигура появилась под номером «0».

Возможно, что именно она явилась «экзаменационной пробой» для Кернера и вообще для будущей фабрики. Не случаен также и тот факт, что почти все скульпторы, так или иначе принимавшие участие в «проекте Allach», ранее работали на фабрике Розенталь. Теодор Кернер, не являясь штатным сотрудником Розенталя и, соответственно, не связанный с фабрикой контрактными обязательствами легко мог принять предложение возглавить новую фарфоровую фабрику, тем более, что такой значимой должности до того времени у него не было. Кернеру 51 год, на фабрике Allach он и главный скульптор и художественный руководитель – полная свобода для творчества и, что немаловажно, практически без слишком жёстких сроков работы над моделями, по крайней мере в первые годы существования фабрики, главное результат. Вот простой пример: две очень похожие модели – сидящий щенок таксы. И опять, не случайно, но вероятно из желания довести работу до совершенного образца, Кернер на основе своей «розенталевской» модели 1933 года (номер 1247) делает новую скульптуру для фабрики Allach (модель номер 2). Несомненно, такса Розенталя во всём хороша, но такса Allach просто великолепна.

Cлева – щенок таксы № 2 [ALLACH]; справа – щенок таксы № 1247 [ROSENTHAL]

Cлева – щенок таксы № 2 [ALLACH]; справа – щенок таксы № 1247 [ROSENTHAL]

 

Вот несколько наиболее известных скульптур Теодора Кернера, выпущенные фабрикой в первые годы своей работы.

Медведь-попрошайка, мод. №5, Allach Борющиеся медведи, мод. №6, Allach Овчарка, мод. №76, Allach Оленёнок, мод. №41, Allach Медведь с шаром, мод. №9, Allach Лежащий медведь, мод. №8, Allach Олень, мод. №20, Allach

 За исключением предметов, которые выпускались как государственные подарки или городские заказы, изделия фабрики можно было купить очень недорого в специально оборудованных выставочных помещениях. Фарфор Allach был явно самым дешёвым из всего выпускавшегося в Германии тех лет. О том, что это не пустое утверждение говорит следующий пример. В 1914 году Теодор Кернер выполнил модель лежащей лисицы (номер 481) для фабрики Нимфенбург. Речь идет, без сомнения, об одной из лучших скульптур, которую он для неё создал. Согласно прейскуранту фигура стоила в белом варианте 21 и в цветном 42 золотые  марки. В прейскуранте Allach можно найти похожую модель (номер 79), которая в белом варианте стоила 3,92 и в цветном исполнении 6,25 рейхсмарок – и это цена при ежемесячной минимальной зарплате квалифицированного рабочего в 150, а среднего врача в 500 рейхсмарок в 1938 году.

Cлева – Крадущаяся лиса № 79 [ALLACH]; справа – лежащая лиса № 481 [Нимфенбург]

Cлева – Крадущаяся лиса № 79 [ALLACH]; справа – лежащая лиса № 481 [Нимфенбург]

При обзоре моделей Porzellan-Manufaktur Allach-München GmbH обращает на себя внимание тот факт, что, например, подсвечники, фигуры в национальных костюмах, солдаты или танцоры-морискены – выпущены как серия одного из скульпторов мануфактуры. Наряду с многочисленными фигурами животных, фигуры лошадей красной нитью  проходят через всё творчество Кернера. В этой связи я особо хотел бы остановиться на фигурах всадников. В ежемесячном отчёте фабрики по планированию за декабрь 1941 года есть запись о том, что «профессор Кернер работает над завершением серии всадников; Фёстер работает над серией пехотинцев». Вот что писал ежемесячник «Мюнхенская мозаика» в 1938 году о Кернере: «Если речь идет об исторических группах, то он (Kärner) основательно занимается сначала изучением костюмов и исторических источников, относящихся к предмету, делает карандашные эскизы, а затем твёрдой рукой моделирует коня и всадника. Они – его любимцы».

Seydlitz-Kürassier, модель №17, Allach

Seydlitz-Kürassier, модель № 17, Allach
Seydlitz-Kürassier 1760, гравюра 1913 г.

Seydlitz-Kürassier 1760, гравюра 1913 года
Гусар гвардии, мод. № 93, Allach Драгун, модель № 97, Allach
 Гусар гвардии, модель № 93, Allach
Драгун, модель № 97, Allach

C 1936 года до начала войны в 1939 году Кернер создал для PMA более 43 моделей. Среди них «Зейдлиц-Кирассир» (Seydlitz-Kürassier, модель № 17), «Офицер-гусар гвардии» (модель № 29), «Амазонка» (модель № 82), «Гусар гвардии» (модель № 93), а также «Фридрих Великий» (модель № 94). Замечу, что в «Предварительном прейскуранте и модельном каталоге» (Прейскуранты«А» и «B»), а также в «Прейскуранте II», модель номер 29 ошибочно приписывается Францу Надю. Ошибка была исправлена позже, в каталоге 1938/39 года, который проверялся, наверное, более критически и более подробно, чем гектографические списки, частично написанные с помощью пишущей машинки. В том же каталоге «Амазонка» отмечена ещё и в ряду трёх фигур sonderanfertigungen (индивидуального дизайна) вместе с «Афиной» и «Мюнхенским ребёнком», как почётный дар в соревнованиях по конному спорту «Braune Band». После соревнований фигура производилась для продажи.

Амазонка, модель № 82, Allach Офицер-гусар гвардии, модель № 29, Allach
Амазонка, модель № 82, Allach
Офицер-гусар гвардии, модель № 29, Allach

Если более подробно останавливаться на заказах от муниципальных властей на изготовление фигур, то в этой связи нужно отметить письмо Кернера директору Управления культуры города Мюнхена Рейнхарду, в котором от пишет: «Возвращаясь к нашей недавней беседе, я хотел бы сообщать Вам, что, к сожалению, не имею возможности закончить модель Гусара к сроку, так как я перегружен различными срочными работами». Речь в письме идёт о модели «Гусара гвардии», номер 93. Возможно, о сроках была устная договорённость между Кернером и Рейнхардом. 20 мая 1938 года Kärner писал обер-бургомистру города Мюнхена: «В настоящее время модель стоит в пластилине у меня в ателье. Она должна будет быть отлита в гипсе, на что потребуется ещё довольно много времени». Наконец, 21 сентября 1938 фигура была завершена. Прошло ещё довольно значительное время, пока она  была выпущена фабрикой серийно. Фигура не попала в каталог 38/39 года, но «Гусар гвардии» в приложении к отчёту о состоянии дел к 31 декабря 1939 года указан как исполненный в количестве 21 модели в белом варианте и в 8-ми цветных моделях. До начала войны фабрикой Allach была выпущена модель номер 94 «Фридрих Великий» («Старый Фриц») в 32-х белых и 4-х цветных экземплярах, а также модель номер 97 «Драгун» в 13 белых и 2-х цветных экземплярах.

Теодор Кернер работает над моделью «Ziethen-Husar 1765», модель №115, [«Мюнхенская Мозаика», март 1938, стр. 88 - Фото: H. Hoffmann]
Теодор Кернер работает над моделью «Ziethen-Husar 1765», модель №115, [«Мюнхенская Мозаика», март 1938, стр. 88 — Фото: H. Hoffmann]
Ziethen-Husar 1765, Allach Malachowski Husar, Allach
Zieten-Husar 1756, мод.№ 115, Allach
Malachowski Husar, мод.№ 121, Allach

Во время войны на фабрике выходят: модель номер 115 «Zieten-Husar 1756», модель номер 121 «Malachowski Husar», а также модель номер 163 «Жандарм верхом на лошади», которая обозначалась также как «Полицейский жандармерии», изображения которого нет до сих пор. «Zieten-Husar 1756», а также до сих пор не подтвержденный «Panduhr» обозначены Кернером в месячном отчете на декабрь 1941 года как «находящиеся в планировании». Управляющий PMA Дахау Рудольф Дипп (Rudolf Dippe) 20 декабря 1943 года сообщает в личный штаб рейхсфюрера СС: «В качестве ещё одного специального изготовления для рейхсфюрера-SS была создана модель «Офицер жандармерии». Модель в соответствии с письмом подполковника CC доктора Брандта от 30.11.(1943)…выполнена. Мы просим Вас, чтобы Вы выдали нам заказ для этой модели». Спустя три месяца, 3 марта 1944 года, Дипп пишет следущее: «Что касается конных скульптур, к сожалению, производственная ситуация в начале этого года сложилась катастрофическая. Единственный ещё имеющийся в распоряжении специалист серьёзно болен и едва ли сможет появляться на заводе более чем один раз в месяц». 24 марта1944 года Дипп написал фроляйн Лоренц (Lorenz), адъютанту рейхсфюрера-СС, которая отвечала за подарочный фонд: «Скульптура всадника, к сожалению, – как было объявлено ранее, отменяется, так как единственный специалист, которому могут доверить эту работу, заболел и, вероятно, до середины этого года не сможет работать». 17 апреля 1944 года Рудольф Дипп сообщает в личный штаб рейхсфюрера СС: «После того, как за последнее время от рейхсфюрера СС поступило снова несколько заказов на фигуры всадников, мы хотели бы обратить Ваше внимание ещё раз на то, что в настоящий момент изготовление всадников невозможно. Единственный специалист, который может выполнять эти сложные работы, болен уже довольно продолжительное время; вероятно, только в июне или в июле, если позволит ему здоровье, он сможет приступить к работе. Другие рабочие руки, принимающиеся в расчёт, когда ведутся такие работы, призваны на фронт; между тем один специалист умер. Поэтому мы хотели бы просить Вас, чтобы Вы ставили в известность рейхсфюрера, что только лишь незначительный складской запас фигур имеется в наличии, которого должно хватить до конца августа. Ниже прилагается список конных скульптур, имеющихся на складе.
В цвете:
2 Seydlitz-Kurassier,
2 Фридриха Великого,
1 Гусар гвардии,
1 Гусар Zieten,
4 Гусара Malachowski,
1 Драгун,
3 Всадника SS.
Белые:
4 Гусара гвардии,
1 Гусар Malachowski,
3 Полицейских жандармерии,
4 Всадника SS.».

Катастрофическое положение в производстве 1944-45 года на фабрике способствовало привлечению к работе заключённых концлагеря «Дахау», а некоторым узникам спасала жизнь. Арестант концентрационного лагеря, Ханс Ландауер вспоминает: «После смерти Адольфа Зауера, главного модельщика мануфактуры, мастер Гайн рекомендовал меня для работы над фигурами «Старый Фриц», «Гусар Ziethen» и «Pandur». Для этих фигур, которые состоят из нескольких дюжин отдельных частей, нужно было ещё добавить поводья ручной работы и стремена, которые делались из смеси гуммиарабика с фарфоровой массой…. Благодаря моей работе, я был необходим для фарфорового завода. Тем более, что мастер Гайн заболел воспалением лёгких и тоже внезапно умер». Далее Ханс Ландауер пишет: «Когда я стал уже делать всадников, он (профессор Кернер) приехал однажды с Йозефом Тораком и я рассказал ему, что недавно закончил фигуру «Старого Фрица». 

Фридрих Великий (Старый Фриц) мод. № 94, Allach

                     Фридрих Великий (Старый Фриц) мод. № 94, Allach

В качестве художественного руководителя мануфактуры Теодору Кернеру удалось собрать из внештатных сотрудников «замечательную команду» высококлассных скульпторов. Среди них Вильгельм Нойхаузер и Карл Химмельштос, профессор Вильгельм Кригер, Оттомар Обермайер и профессор Вилли Зюгель. Все они были знакомы с Кернером по работе или на Нимфенбурге или на фабрике Розенталя. Если доверять слухам об исключительно нацистской идеологии фабрики, которые распространяются с давних пор о фарфоре Allach, можно было бы опорочить всех упомянутых художников только потому, что они несколько лет проработали на фабрике. Необходимо осмыслить и тот факт, что  Теодор Кернер, абсолютно неполитический художник, в 1945 году был арестован оккупационными властями и помещён в лагерь для интернированных Moosburg, политическую тюрьму, в которой провёл два года. Теодор Кернер состоял в  довольно невысоком чине SS-Hauptsturmführers (хаупт-штурмфюрер = капитан). 9 ноября 1936 года он получил, вернее принял его потому, что не смог бы отказаться без определённых для себя последствий. Для сравнения, представьте на секунду такой аналог из недавнего прошлого нашей страны – может ли, например, директор завода не быть членом КПСС? А учитывая упорно прививаемый после 1945 года немцам «комплекс вины», именно поэтому его имя не упоминается в ряду выдающихся скульпторов Германии. Тоже самое было до недавнего времени с вышеупомянутыми внештатными скульпторами фабрики Allach. Сложился даже такой стереотип «работал на Allach = служил в СС». Но вот что интересно и это прямо-таки причудливо, если вспомнить, что непосредственно сразу после окончания войны в сфере торговли произведениями искусства в США и Англии, произведения политически объявленого в Германии вне закона художника Теодора Кернера достигали необычайно высоких цен, отнюдь не таких, какие были установлены когда-то в Allach. Не говоря уже о сегодняшних ценах на изделия фабрики (но это уже из «другой оперы».) Произведения искусства во все времена ценились высоко и я, насколько возможно, во всех материалах и исследованиях стараюсь не давать им никаких политических оценок, но мимо двойной морали не могу пройти.

После освобождения из лагеря Кернер был в 1947 – 1953 годах руководителем художественного отделения фарфорового завода Эдуарда Хаберлендера (Porzellanfabrik Eduard Haberländer), потом Оскара Шаллера (Oscar Schaller & Co) и его филиала – фарфоровой фабрики в Виндишешенбах (Windischeschenbach). В январе 1950 года в журнале Schaulade  появилось сообщение, что часть коллекции «бывшего фарфорового завода Allach, полученная от этой фирмы, вновь выпущена на фабрике Эшенбах». На фарфоровом заводе Оскара Шаллера в Виндишешенбахе выпускались модели всадников по формам PMA – «Амазонка», (модельный номер K 43 у Эшенбаха), а также Фридрих Великий (модельный номер K 100 у Эшенбаха). Литера «K» указывает на художественное отделение, не на Кернера. Также модели других сотрудников Allach, например, Франца Надя, выпускавшихся после войны этим заводом имеют в номере букву «K». Должно быть для стареющего скульптора стало большим удовлетворением увидеть большую часть своих моделей снова в производстве. В его честь на фабрике Эшенбах был издан богато иллюстрированный специальный каталог. Вместе с большой фотографией художника, на которой он  изображён работающим над моделью, стоит предисловие: «Профессор Теодор Кернер… пользуется репутацией одного из лучших фарфоровых художников современности». С 1953 года Кернер вновь сотрудничал с заводом Розенталя как внештатный сотрудник. За несколько лет до своей смерти он, в тесном сотрудничестве с двоюродным братом, гравёром Карлом Найдхардтом, работал над серией из 12 декоративных настенных тарелок «звериной тематики», выполненных в стальной гравюре и фарфоре. Кернер всё время рисовал, делал наброски будущих картин и скульптур. В моей коллекции есть несколько замечательных карандашных рисунков 1961-62 года, когда мастеру было под 80. Взгляд его был так же остр  и рука по-прежнему тверда.

Теодор Кернер умер 6 сентября 1966 года, в возрасте 82 лет.

В качестве послесловия, я  хотел бы особо остановиться на одном важном моменте – модели, выпускаемые на мануфактуре Allach были собственностью художников. Карл Мумментей, начальник управления отдела Главного административно-хозяйственного управления СС, писал своему шефу Освальду Полю: «У большинства художников был заключен договор, после чего они получают гонорар за использование своих моделей в размере 15% от их стоимости и продажи …. …. полковник Вартенберг ведет переговоры с профессором Кернером и Фёстером о покупке их моделей. Оба отказались продавать свои модели PMA и заявляют, что они настаивают на сохранении договора».

Производство фарфора на фабрике Allach продолжалось до 1945 года. Альберт Нолл в книге «Die Porzellanmanufaktur München-Allach. Das Lieblingskind von Heinrich Himmler» пишет следущее: «В течение последних дней войны все фарфоровые изделия, изделия керамики и формы якобы должны были быть закопаны  поблизости от предприятия. Ничего из этого не было найдено до сегодняшнего дня». Лагерь «Дахау» был освобождён 42-й дивизией армии США 29 апреля 1945 года. На том и закончилась история фарфоровой мануфактуры Allach. В этом месте я позволю себе небольшую вольность в очередном предположении, а именно – судя по большому числу предметов мануфактуры Allach, осевших в США и появляющихся с постоянной периодичностью на американских аукционах, а так же выставляемых на продажу от «отдельных граждан», скорее всего офицеры и служащие 42 дивизии нашли их брошенными в производственных помещениях или на складах фабрики. А затем увезли домой как сувениры и военные трофеи. С моделями Теодора Кернера тоже была непростая история. По словам Густл Улльрих, племянницы Кернера, он в конце войны передал свои собственные формы на хранение своему другу, художнику Францу Ксаверу Шталю. Эти формы потом были использованы Кернером в Эшенбахе после его освобождения из лагеря Moosburg.

Разумеется, данное исследование охватывает далеко не все модели Кернера, выполненные им на фабрике Allach. Даже теперь, спустя десятки лет со времени закрытия фарфоровой мануфактуры, появляются предметы, не описанные в справочниках и каталогах и вообще в специальной литературе. Такие находки должны стать предметом дальнейших исследований. Среди них, например, фарфоровые шахматные фигуры. Возможно, что это тоже чей-то специальный заказ. Однако, это вопросы, на которые в настоящее время нет ответа.

Для подготовки статьи использованы материалы: GERHARD P. WOECKEL Der bayerische Tierbildhauer Theodor Kärner; VON HEINRICH W. SCHILD , Reiterstatuetten und Reiterkacheln von Theodor Kätner bei der Porzellan-Manufaktur Allach — München Gmb; использованы фото hermann-historica.com, фото allach.ru, фото из частных коллекций

Добавить комментарий